Октябрьский эмиссионный триллион рублей пойдет на пенсии и военные кредиты

Октябрьский эмиссионный триллион рублей пойдет на пенсии и военные кредиты

В октябре 2016 года чистая денежная эмиссия в России должна составить 1,05 трлн. рублей. Для того, чтобы избежать негативных последствий в виде роста инфляции, сами средства пойдут по «больным местам» государственных расходов: 800 млрд. рублей выплатят по кредитам ОПК, а 250 млрд. рублей направят на финансирование разрыва реальных показателей страховых взносов в Пенсионный фонд России с планом.

Логика решения

Если есть риск усиления роста цен от «лишней наличности», то компенсировать ситуацию возможно за счет мест, где образовался существенный и ранее не предусмотренный дефицит ликвидности.

Секвестрирование бюджета в 2016 году привело к тому, что вместе с сокращением расходов государственного сектора планомерно падать стали и его доходы. Там, где доходы падают наиболее чувствительно, решения на фоне дефицита средств искать следует наиболее активно. К тому же властям любой ценой надо научиться совмещать две статьи бюджетных расходов, исторически имеющие разный вектор своей направленности: расходы военные и социальные.

И с теми, и с другими расходами все тоже достаточно понятно: геополитическая обстановка движется от плохого к худшему, а внутренняя ситуация теряет прежнюю стабильность с падением уровня благосостояния граждан. Поэтому нужны и ракеты, и пенсии (если утрировать). Вот только где брать для них деньги?

Главным противником эмиссии выступала возглавляющая Центробанк РФ Эльвира Набиуллина, но ее точка зрения оказалась не самой главной, когда вопрос финансирования отдельных проблемных статей достиг критического уровня.

Военные расходы

Госгарантии на кредитную линию ОПК превысили 1 трлн. рублей. Даже в бюджете 2017 года в качестве военных расходов значились проценты по обслуживанию этого долга. Но теперь решено погасить кредиты сразу на 800 млрд. рублей, что избавит бюджет от дополнительных затрат на обслуживание.

Почему эмиссионные деньги не вызовут здесь инфляционного всплеска (по мнению финансового блока правительства и частично Центробанка РФ)? Потому что на эти деньги уже «как бы рассчитывали», но их отсутствие лишь наносило удар по экономической цепочке ОПК, многократно усиливая эффект цепной реакцией снижения производства. 800 млрд. рублей всего лишь «закроют дыру», образованную не столько выводом наличности, сколько снижением скорости денежного оборота в отрасли.

Пенсионные расходы

Министерство финансов России в своих планах на 2016 год видело суммарный зарплатный фонд страны на уровне 19,9 трлн. руб. Но экономика ужалась сильнее, чем надеялись чиновники, что вылилось в отставание на 7,5%: при 18,419 трлн. рублей зарплатного фонда появилась «дыра» в 1,484 трлн. Соответственно, страховые взносы в ПФР отстают на четверть миллиарда рублей.

Эмиссионными деньгами финансировать социальные расходы – это означает выбрать самый опасный способ игры в раскрутку цен. С другой стороны, власти отмечают критический уровень падения спроса, а падающий спрос не позволит ценам рваться вверх. Да и 250 млрд. рублей на финансирование пенсионных выплат – совсем не та сумма, которая может диктовать темпы прироста инфляции.

О стратегии говорить не время

Отличительной чертой управления в кризис является отказ от стратегии ради текущего выживания. Именно это и происходит с экономикой России: спад «превзошел ожидания», а вместо окончания спада есть лишь надежды на него. И обосновывают «неизбежность конца кризиса» сейчас те же чиновники и специалисты, которые еще недавно не менее уверенно обосновывали невозможность текущего кризиса вообще.

И раз уж о стратегии говорить не время, то можно позволить себе «пожить сегодня и сейчас»: по этой причине бюджетное планирование ужимается в сроках, а все плохое откладывается по принципу «потом станет лучше».

Альтернативы эмиссии при отказе от долгосрочной экономической стратегии у правительства нет. И в связи с этим остается лишь тактически правильно выбрать, как использовать эмиссионные средства, чтобы не спровоцировать обвал рубля. А что будет потом? Хочется ответить бессмертными строчками Александра Галича:

И ты будешь волков на земле плодить,
И учить их вилять хвостом!
А то, что придется потом платить,
Так ведь это ж, пойми, — потом!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *